Неизвестный Гайдай

Десять интересных фактов о знаменитом режиссере Леониде Гайдае. Вот уж кто точно знал, что шутки – дело серьезное.

Девятнадцатого ноября – день памяти автора знаменитых комедий, человека, благодаря которому появились на экранах Шурик, товарищ Саахов, Трус, Балбес и Бывалый, а заодно и Иван Васильевич, который меняет профессию. Пусть самого Леонида Гайдая давно нет с нами (режиссер ушел из жизни 19 ноября 1993 года), но его ленты по-прежнему любимы зрителями. А значит, стоит вспомнить его самого – с улыбкой. Перед вами ­десять интересных фактов о Гайдае.

Леонид Гайдай и «проба пера»

О первой, весьма комической, «пробе пера» легендарного режиссера мало кто знает. А говорить об этом случае без смеха невозможно. 1937 год, Иркутск. В детстве Леня Гайдай, как и его брат, пробовал перо. Но вот беда: девятиклассник Саша Гайдай, старший брат и известный в будущем журналист, публикует в «Пионерской правде» стихотворение. Леня Гайдай, младший брат, тоже рассчитывает на будущую славу. Поэтому переписывает вирши от руки и относит в местную газету. Там находят строки небездарными и публикуют. Гордый Леня Гайдай хвастается брату. Занавес.

Первая роль в Театре сатиры

Ирония судьбы это или нет, но первая роль в театре у Леонида Гайдая хотя и мельком, но связана с сатирой, которая станет его призванием. Гайдаю 17 лет, 1941 год, он выпускник школы. Только что началась война. И перед призывом он устраивается рабочим сцены в Иркутский областной драмтеатр. Вскоре в город эвакуируют Московский театр сатиры. Леонид ставит декорации, открывает и закрывает занавес, знакомится со знаменитостями, бегает для них за водкой в монопольку. Вскоре знает все роли наи­зусть. Нет, все-таки это была судьба.

С ним шли в разведку

В 1942 году Леонид Гайдай попадает на фронт. Сначала в Монголию, а вскоре его перевели на Калининский фронт в пешую разведку. Как выяснилось совсем недавно, во время войны он совершил подвиг. Тому есть и документальное подтверждение. В Приказе ­№069 по 1263-му стрелковому полку 381-й стрелковой дивизии говорится так: «Красноармеец пешей разведки Гайдай Леонид Иванович (отчество Иович было непривычным, но остальные данные совпадают. – Ред.) за то, что боях за деревню Енкино 14.12.1942 г. забросал гранатами огневую точку ­противника, лично уничтожил трех немцев и вместе с другими товарищами участвовал в захвате военноплен­ного, награждается медалью «За боевые заслуги». В одном из боев Гайдай подорвался на противопехотной мине. Медики хотели ампутировать ногу, но Леонид ее «отвоевал». В 1944-м его комиссовали по инвалидности. Рана ­терзала до последних дней жизни.

«Пес Барбос и необычайный кросс»

Талант – он кто? Талант видит в обычном необычное, в сто раз виденном – новое. Так и Гайдай. Иркутск. Именно здесь, на чердаке отчего дома, он наткнулся на старую подшивку «Правды» с фельетоном Степана Олейника и под его впечатлением написал сценарий короткометражки «Пес Барбос и необычный кросс». Отстуканные одним пальцем на старенькой машинке листы «Барбоса» домочадцы восприняли критически: ну и что смешного в том, что по лесу три мужика бегают от собаки? Они и представить не могли, какая эксцентрика, какие сцены уже рождаются в воображении Гайдая-младшего. По сути, на чердаке появилась на свет легендарная тройка – Балбес, Трус и Бывалый.

Веселые истории – дело очень серьезное

Требуют подготовки. Правду говорят о том, что авторы комедий – люди отнюдь не легкомысленные! Вот доказательства. Для работы над эпизодом драки Шурика с Балбесом на рапирах пригласили преподавателя фехтования. Он учил их драться профессионально. Но Гайдай смотрел скучающим взглядом:
– Деретесь вы, конечно, хорошо, но все это тоскливо. У нас же комедия, ­надо искать изюминку.

Нашли. Гайдай предложил Шурику проткнуть Балбеса шпагой, и когда тот полезет за пазуху, то рука окажет­ся в крови. Играет похоронная музы­ка. Балбес опечален. Оказывается, Шурик попал шпагой в бутылку, которую тот спрятал за пазуху. Бутылка разбилась, красное вино разлилось…

В ходе погони на складе Балбес натыкается на скелет. Отыграли восемь вариантов. Победил один. Никулин сделал жест, не предусмотренный сценарием: сунул палец между челюстями скелета, те щелкнули… Первые зрители – это обычно киномеханики студии, народ поднаторевший в кино, – хохотали. И третья история. В новелле «Наваждение» в сцене, когда Шурик и Лида, обалдевшие от экзаменов, идут вместе, читая учебник, режиссер добавил новые кадры. Помните, собака-боксер, мимо которой движется парочка, удивленно смотрит ей вслед? Смешно. Но Гайдаю мало. Он ложится под собаку, командует оператору: «Снимай!» – а сам поднимает ей передние лапы, отчего плечи ее шевелятся. Получилось, что она как бы пожимает от удивления плечами!

Деньги – сор, кайф – в работе

«Когда в 1966-м в прокат вышла «Кавказская пленница», Гайдай получил за нее гонорар 600 рублей. И приехал в Иркутск. Это были огромные деньги, и мы их попросту растранжирили, – с улыбкой вспоминал артист Виктор Егунов. – Я зарплату получал 69 руб­лей. Гайдай ночевал у меня, мы с ним беспробудно пили. Трепались обо всем». С Егуновым Гайдай учился в театральной студии, потом не раз встречались в Москве. Как вспоминал актер драмтеатра, Леонид Ивович «остроумный, смешной, много анек­дотов рассказывал. Но внешне производил впечатление смурного. Никто бы не сказал, что он артист». Гайдай не умел экономить. В «Иване Васильевиче» – в сцене банкета – он решительно забастовал против осетров из папье-маше и, потратив бешеные по тем временам 200 рублей, раздобыл все натуральное. Без проблем была купле­на только икра заморская – баклажан­ная. Когда сцену сняли, обнаружили,­ что вместе с икрой и осетрами по оп­лошности засняли бутылку боржоми. Надо переснимать и все покупать снова.

8451 Gaidai

Это не цифры па­роля, а нечто другое. Совершенно нет данных, как режиссер ­Леонид Гайдай относился к тому, что его имя носит целая планета. Правда, малая планета. И ее видели разве что астрономы. Наверное, с юмором. А может, вообще не знал о ее существо­вании. Тем не менее, планета 8451 Гайдай открыта 11 сентября 1977 года астрономом ­Николаем Черных и названа в честь любимого кинорежиссера.

Борьба с цензурой и принцип разведчика

Помните Штирлица? Главный разведчик советского кино справедливо считал: запоминается последнее. Этим же маневром пользовался в реальной жизни режиссер Леонид Гайдай, обходя цензуру. После своего первого фильма «Жених с того света», он было заработал клеймо антисоветчика. И Гайдай, с подсказки Пырьева, научился маневрировать и торговаться: когда ему «выкатили» сорок поправок к «Бриллиантовой руке», он приделал в конце фильма ядерный взрыв и в итоге вырезали только его. «Я требую продолжения банкета!», «Наши люди в булочную на такси не ездят», «Птичку жалко!»… Почти все знаменитые фразочки, которые потом стали крылатыми, Гайдай подслушал на улице или у друзей. В его комедиях нет ни одного случайного слова. Даже иностранная тарабарщина в «Бриллиантовой руке» – это не просто набор звуков. Ночью перед съемками Гайдай с Никулиным за бутылочкой вина ломали себе голову над «переводом» диалога с турецкой путаной: «Что ты наделал, глупый вонючка!» – «От глупой вонючки и слышу!» Никулина озарило: вонючка – это скунс, а все вместе – крукл скунс табл шляхт! Гайдай говорит: «Здорово, надо усилить! Крукл скунс табл шляхт мордюк!» «Почему, – спрашивает Никулин, – мордюк?» – «А я с Мордюковой поругался».

22 Остапа

На роль Остапа-Сулеймана-Берта-Марии Бендер-бея Гайдай искал актеров по всей стране. Перед его взором прошли аж 22 не похожих друг на друга Остапа: Владимир Басов, Владимир Высоцкий, Алексей Баталов, Олег Борисов, Валентин Гафт, Евгений Евстигнеев, Андрей Миронов, Спартак Мишулин, Михаил Ширвиндт, Михаил Козаков, Николай Рыбников, Николай Губенко и другие. Даже певцу Муслиму Магомаеву Гайдай предлагал «примерить» Бендера. И тут кто-то рассказал ему, что в провинции уже несколько лет успешно играет Бендера в спектакле «Золотой теле­нок» малоизвестный актер Арчил Гомиа­швили. Леонид Гайдай срочно пригласил его на пробы и сразу же ­принял. В «Госкино» возмутились:
– Почему Бендером будет грузин?
– Так ведь папа у Остапа – турецкоподданный. А почему маме не быть грузинкой? – среагировал Гайдай.
Гомиашвили сыграл Бендера, но на озвучание не пришел из-за болезни. Его герой говорит в фильме голосом актера Юрия Саранцева, что ужасно не нравилось Арчилу Михайловичу.

А за мышей ответишь!

Творческие люди обидчивы. Вот что рассказывал Владимир Цукерман, который знает про Труса, Балбеса и Бывалого буквально все. В «Кавказской пленнице» тяжело давались сцены погони. Гайдай нервничал: «Не смешно!» Обстановка накаленная. В час ночи всегда шел просмотр снятого за день материала, на который никого не пускали, даже жен – там как раз отдыхали жены Вицина и Никулина. А Моргунов пришел туда с девушкой. И в этой нервной обстановке сказал: «Гайдай, ты мышей не ловишь!» Тот проглотил. За него вступился дирек­тор картины: «Посторонние должны покинуть помещение!» Моргунов – девушке: «Сиди, сиди, это к тебе не относится». «Прошу очистить помещение!» – повторил директор. Моргунов держит девушку. Тогда директор сказал: «Просмотр отменяется, а с Вами это наш последний фильм». Гайдай обиделся за мышей. Многие пытались позже их помирить, тот же Бондарчук, которого Бывалый привел в искусст­во. Но Гайдай был непреклонен. И толь­ко спустя 27 лет, когда на откры­тии Музея трех актеров их специаль­но посадили рядом, они помирились.

Ольга Липчинская